February 21st, 2009

(no subject)

Ну и кто это у нас такие сладкие?



Камменты скрываются, потом открою, когда фантазии иссякнут или мне надоест. :-)

Про самозванцев и истеричек

(c)madeinmoscow

Рядовой первого класса Мэйс (первый слева в первом ряду). Рота Б, 2-й Батальон, 75-го десантно-штурмового полка специального назначения Рейнджерс. Форт Льюис, штат Вашингтон. 1981.



На самом деле его звали Джон Масеюнас, но мало кто мог произнести эту сложную для американцев фамилию. Когда я с ним познакомился, Мэйс уже был легендарной личностью и его подвиг в Могадишу описан в книге Blackhawk Down много лучше, чем это смогу сделать я. Начав свою военную карьеру со службы в десантно-штурмовом подразделении специального назначения Рэйнджерс, Мэйс вскоре попал в легендарную Дельту.

Мэйс был небольшого роста, атлетически сложенный, светловолосый мужчина с холодными глазами светло-голубого цвета. Внешне ничем особенным он не отличался и мало кто знал, что этот зрелый человек мог запросто отжаться более 120 раз за две минуты. Стрелял он как сверхчеловек, попадая 40 из 40 раз в движущиеся мишени с расстояния более 500 метров. Хотите верьте, хотите нет, но Мэйс в свои 40 лет без особого труда пробегал 5 километров меньше чем за 18 минут. А потом ещё был способен подтянуться раз 50. Словом, это была машина, а не биологический организм.

Запомнился такой случай - ехали мы по одной военной части, а навстречу нам бежал солдат в майке, на которой было крупным шрифтом написано Рэйнджерс. Мэйс остановим машину, подошёл к солдату и поинтересовался в каком батальоне спецназа тот служил. Рядовой сообщил, что он служит в пехоте, но подготавливается в свободное время для прохождения отбора в Рэйнджерс. Старший сержант Мэйс, спокойно ухватив злополучного солдата одной рукой за горло так, что у того побелели губы, второй вытащил складной нож и вырезал надпись из майки. Засунув кусок ткани себе в карман, Мэйс, ни сказав ни слова, развернулся, сел в машину и мы поехали себе дальше. Обернувшись назад, я увидел как солдат, присев на одно колено, утирал лицо от слез. Поймав мой укоризненный взгляд, Мэйс заметил, что в спецназе нет места истерикам и самозванцам. До сих пор не знаю, правильно ли он поступил тогда.